Араз Мирзоев: Верьте в успех и много работайте!

imgonline-com-ua-Compressed-7k1TLuzkTJ36.jpg

В 2017 году в Азербайджане был создан BigmasHolding, который сегодня объединяет 7 различных компаний. Только в течении одного года холдинг получил три международные награды, в том числе и высшую государственную. О многочисленных достижениях Bigmas Holding и о перспективах его развития - наша беседа с президентом холдинга Аразом Мирзоевым. 

-   Расскажите, пожалуйста, как начинался ваш путь в бизнес? Быстро ли удалось достигнуть успеха?

Признаюсь честно: бизнесом я мечтал заниматься еще с детства. Моя семья была от этого не в восторге, родные прочили для меня другой путь… Но я сказал: «На государство работать не буду – только на себя!». Почему-то был уверен в том, что все получится. Сначала у меня появилась строительная компания, потом бизнес стал расширяться, количество проектов увеличивалось... Далеко не все те, кто меня окружал, верили в успех. Однако проходило время, и становилось ясно, что я был прав. Просто, наверное, бизнес – это действительно мое…

- Какое направление в вашем холдинге можно считать основным?

Однозначно, это строительный бизнес. Мы изначально работали именно в этой сфере, и на момент создания холдинга уже имели десятилетний опыт. А в 2016 году появилась наша компания ZovgAgro, которая сегодня успешно работает в аграрном секторе. Работаем, в основном, над проектами тепличных комплексов, молочных заводов и животноводческих ферм. Являемся дистрибьюторами трех турецких компаний в аграрном секторе. Есть у нас также команда дизайнеров, которые могут спроектировать и сделать качественный ремонт практически любых помещений. Знаете, вести бизнес в Азербайджане очень непросто: это ведь не Америка и не Европа… В США, например, очень большой рынок сбыта, чего нет в Азербайджане. Именно поэтому мы постоянно выходим на другие страны. Помимо вышеупомянутой Турции, работаем также с Россией и Узбекистаном. А еще у нас есть инвестиционный проект с Китаем. Им наш холдинг занялся относительно недавно, сейчас он находится в стадии разработки.

- А почему вы решили заниматься производством теплиц?

Мне очень нравится помогать людям сохранять частичку солнца – особенно там, где его не хватает. Наша работа в аграрной сфере особенно ценится в России, поскольку в этой стране много регионов с холодным климатом. С такими погодными условиями, которые не способствуют развитию сельского хозяйства. А наши теплицы создают идеальные условия для выращивания овощей. Сотрудничеством с нами довольны также наши клиенты из других стран. Под каждый заказ мы разрабатываем индивидуальный проект, для успешной реализации которого предварительно встречаемся с клиентами. Внимательно выслушиваем все их пожелания, а затем выполняем заказ, что называется, «под ключ». Неизменная стабильность, скорость возведения объектов, доброжелательное отношение к клиентам, а также доступная ценовая политика - вот главные преимущества нашей компании. Ответственный и креативный подход к любым задачам позволяет нам без ложной скромности позиционировать себя как холдинг будущего. Мы предоставляем абсолютно все услуги: начиная от приема заказа, до монтажа готовой конструкции и ее технического обслуживания.

- В состав вашего холдинга входит также консалтинговая компания Bigmas Management Consulting. Каким образом вы поддерживаете тех, кто хочет открыть свое дело?

Думаю, едва ли не самое важное – это то, что мы помогаем начать собственный бизнес даже тем людям, у которых изначально нет достаточного количества средств. Для этого мы подбираем для их проекта инвесторов, причем очень часто речь идет не о маленьких суммах, а о довольно крупных стартапах. Наша практика показывает: идея решает все! Если она интересная и креативная, инвесторы, в том числе и зарубежные, готовы вкладывать в ее продвижение и реализацию серьезные суммы. Своим клиентам мы помогаем «раскрутиться», что называется, с нуля, поскольку мы знаем, как нужно зарабатывать деньги. Бухгалтерский учет, аудит, оформление документов – делаем все!

imgonline-com-ua-Compressed-FxkIzMrYoAewb3eC.jpg

- Полтора года назад вы начали заниматься мебельным производством. Как возникла эта идея?

Этот бизнес очень распространен в нашей стране, но разница в том, что мы относимся ко всему креативно. В основном делаем кровати, диваны. Что касается производства мебели, то здесь я смело могу сказать: у нас самое лучшее соотношение цены и качества. Наша фабрика находится в Азербайджане, однако география наших клиентов очень широкая. Выполняем частные заказы, нередко – в больших объемах. Например, производим мебель для клиник, детских садов, школ, коттеджей.

- В вашем холдинге есть также такие компании как Coinco, Zovg conctruct , Art Bakers, Bigmas Fashion. Какие услуги они предоставляют?

Art Bakers - это рекламное агентство, которое уже полюбилось многим и заняло свою нишу на рынке рекламы. Сегодня его клиентами являются крупные азербайджанские компании. Ну, а Bigmas Fashion отправляет азербайджанских моделей за границу: благодаря нам девушки находят престижную и интересную работу.

- Откройте секрет: как вам удается все успевать?

Это действительно непросто, но я стараюсь. Работаю каждый день – у меня нет выходных. Каждое направление в своем бизнесе, каждый проект я контролирую лично. Причем как на начальном этапе, так и в дальнейшем. Тем, кто хочет добиться заметных результатов в бизнесе, могу дать совет: верьте в успех и много работайте! Если говорить о ближайших планах, то я сейчас мечтаю только об одном – об отдыхе. Очень люблю бывать на островах: Багамах, Мальдивах… Бизнес в режиме нон-стоп – это постоянный стресс. Поэтому, когда мне наконец-то удается отдохнуть, я стараюсь использовать эту возможность по максимуму. Могу целый день просто лежать на берегу и ничего не делать. А через несколько дней снова полностью погрузиться в работу!

- А о чем вы мечтаете? Есть такая цель, которой вы пока еще не достигли?

- Да, есть. Хочу попасть в список самых богатых людей по версии журнала Forbes. Надеюсь, что эта мечта обязательно осуществится!

Если вас интересуют наши компании, или хотите получить по нашим проектам более подробную информацию, добро пожаловать на сайт Bigmasholding.az

 

Максим Роменский: Моя главная задача – помочь людям проложить мостик в будущее

imgonline-com-ua-Compressed-YM4TV0yMxE.jpg

У него заказывают программы обучения и сессии стратегического планирования такие компании, как Luxoft, Philip Morris, GlobalLogic, Sony, SoftServe и еще около сотни фирм. Всего в его тренингах приняли участие более 50 000 руководителей и специалистов из Украины, России, США, Польши, Чехии, Германии, Великобритании и других стран

Максим Роменский - бизнес-тренер, директор тренингового центра “Maxtraining”, автор и ведущий тренинговых программ по коммерческим переговорам, оперативному управлению, взаимодействию в команде.

- Максим, в последнее время вы много работаете с IT-компаниями. Почему?

Я веду тренинги в течение последних семнадцати лет, из них больше десяти лет работаю с IT-отраслью. В первую очередь потому, что приятно работать с умными людьми (улыбается). Они знают, чего хотят, четко формулируют свои задачи, и в состоянии проконтролировать прогресс. С такими клиентами обычно работаю долго: это не разовые программы, а целые курсы. Например, для компании Luxoft было разработано и проведено три полноценных курса по развитию soft-skills у менеджеров. Каждая – семь тренингов в разных городах и странах. Плюс дополнительные программы. Уже девять лет работаем. Один из этих курсов стал лучшим в мире проектом в категории «Skills Development Programme of the year» на конкурсе National Outsourcing Association Awards. Я даже не знал, что его туда отправили, пока не пригласили на награждение.

- Существует довольно распространенное мнение о том, что айтишники не слишком контактны. Это правда?

Знаете, все мы окружены мифами. Один из них заключается в том, что айтишник – это некий бородатый нелюдимый человек в очках, весь «в себе». На самом деле все представители отрасли очень разные. Есть явные интроверты, а есть – яркие экстраверты. Просто ошибки в коммуникации значат для них гораздо больше, чем для людей многих других профессий. Если что-то пошло не так – они очень быстро получают обратную связь, их время дорого стоит.

- Каков основной принцип вашей работы?

Я занимаюсь тренингами под запрос, 97% моих программ – корпоративные. Есть базовая программа, она создается долго, иногда – больше года. А потом, на стадии «претренинга», вокруг нее выстраивается оболочка из запроса. Иногда переговоры и уточнение затягиваются на недели, а то и месяцы. Нет смысла вести тренинг по «коммуникации», если не понимаешь, что именно Клиент имел ввиду, с какими проблемами сталкиваются его люди, какие навыки необходимо «отрастить» в ходе программы.

Как правило, дело не ограничивается только общением с топ-менеджерами: мне нужны реальные истории от сотрудников. Ведь 80% работы на программе – практика в том или ином виде. Это не лекция, это – тренинг. Концентрированное действие, часто – с видеоанализом. И если на стадии «претренинга» мы вместе вытащили реальный, а не формальный запрос, то и программа будет эффективна. В этом случае мы работаем в одном информационном поле, с их персональной реальностью, не придется никого уговаривать. За много лет я заработал для себя право выбирать клиентов, это очень важно для тренера. Стараюсь не работать с теми компаниями, которым не смогу помочь. Есть организации, с которыми сотрудничество продолжается более пятнадцати лет.

- Сейчас много говорят об эмоциональном интеллекте. Как он может помочь в работе с IT-компаниями?

Да, эмоциональный интеллект – это модная тема, и в ней очень важно различать маркетинговую составляющую и технологическую. В своей работе с IT-компаниями я все стараюсь довести до цепочки технологий. А значит, необходимо говорить о феномене эмоционального интеллекта с позиции технологий.

Очень важно, чтобы люди коммуницировали друг с другом полностью – на уровне не только содержания, но и эмоций. Понимание того, что лежит «под речью», работает на уровне подсознания. Менеджер той или иной компании может сказать фразу «У нас все в порядке» таким тоном, что его коллегам станет ясно, что нужно увольняться. Я называю подобное «магией малых форматов», когда работаешь с мелкими элементами поведения, выстраиваешь их в цепочки, обращаешь на них внимание. В IT-сфере это важно еще и по той причине, что там все время ведутся переговоры - с клиентами, с начальством, а также друг с другом, внутри команды. И эти переговоры обычно ведут люди, которые настроены, прежде всего, на решение рациональных задач. Часто ко мне обращаются клиенты, которые пытаются вводить изменения, не укладывающиеся в логику их команды. И тогда моя задача, как тренера, повысить шансы на то, что будет достигнуто взаимопонимание. Это значит, что нужно коммуникацию перевести с формы нескольких монологов в диалог, выяснить, где теряется доверие, помочь людям качественно давать обратную связь и еще тысячи мелочей. Такая вот «магия малых форматов».

С точки зрения классического тренера я работаю не системно, а, во многом, интуитивно. Очень важно не держаться вызубренного текста, а быть немного провокатором, тревожащим и слушающим ответы. Я должен четко сформулировать для себя запрос клиентов, даже если его нет, а есть только тревога, молчание, специфическая мимика. Моя задача – найти ту ниточку, за которую я уцеплюсь и смогу распутать клубок. А еще очень важно научить людей тому, чтобы в будущем они смогли решать подобные проблемы уже без моей помощи. В результате тренинга очень важно не просто получить информацию, а воспринять ее на уровне внутренних убеждений. Сделать так, чтобы эта технология стала твоей. Поэтому моя главная задача – не сообщить какую-либо информацию, а помочь захотеть ее применять и развивать.

- Я знаю, что помимо обучения ведению переговоров, вы также ведете стратегические сессии. Расскажите немного об этом.

Это формат групповой работы, в ходе которой группа решает, что ей нужно сделать, чтобы соответствовать своему желаемому будущему. А моя задача – помочь каждому быть услышанным, и не потерять важное в ходе полемики. Для меня стратегическое планирование – это работа в условиях ресурсных ограничений, и эта мысль всегда звучит в ходе обсуждения. В конце сессии группа создает дорожную карту, по которой могут двигаться вперед. Мостик в свое будущее.

- Максим, вы ведь по образованию не айтишник?

Нет, я – биолог, занимался изучением поведения в университете, потом – в аспирантуре. Потом страна изменилась, и продажники стали нужнее, чем ученные. Много лет занимался продажами, управлением, работой с информацией. Необходимость развивать своих подчиненных привела к тому, что постепенно стал структурировать личный опыт, потом – учиться его преподносить в форме активного тренинга, а не лекции. Много учился у отечественных и зарубежных специалистов, продолжаю делать это и сейчас.

- А бывает ли так, что вас лично привлекают к ведению каких-либо переговоров?

Да, это еще одно направление в моей работе. Иногда я выступаю наемным переговорщиком, а также личным коучем для тех, кому предстоят сложные переговоры. Пока в Украине это нишевая работа, тебя советуют, передают из рук в руки.

- Поделитесь, пожалуйста, вашими ближайшими планами.

Закончил книгу, в которой собраны практические навыки переговоров в IT-сфере. Сейчас она в издательстве, обещают выпустить в начале 2020 года. Рабочее название – «Переговоры с дельфинами». Эта книга для меня этапная, поскольку в ней я структурирую те вещи, которые вызревали на протяжении десяти лет работы с IT-компаниями. Это книга-справочник, книга-тренажер. Надеюсь, получилось нескучное чтиво. В разработке также находится принципиально новая программа по работе с эмоциями в повседневном лидерстве. Надеюсь, что скоро она станет рабочей.

Сейчас много самых разных тренингов. И это замечательно: есть, из чего выбирать. Привычка учиться, пожалуй, одна из тех ключевых, тех, которые позволяют человеку оставаться живым. Главное – не забывать применять то, чему научился.

maxtraining.com.ua

 

Чимназ Гасымова: Цифровые технологии снижают риски в бизнесе

imgonline-com-ua-Compressed-AKLXMerk1U.jpg 

Цифровые технологии развиваются семимильными шагами, и чтобы оставаться конкурентоспособными, нужно идти в ногу со временем. Сегодня дигитализация HR-процессов перестает быть модной, а становится необходимой. Как с помощью подобных инструментов можно оптимизировать бизнес-процессы, уменьшить поток рутины, повысить эффективность работы компаний, рациональнее использовать человеческие ресурсы, мы поинтересовались у Управляющего Директора компании “Opalus Partners”, HR Консультанта, Бизнес-Тренера Чимназ Гасымовой.

 - Чимназ, расскажите, пожалуйста, немного о себе. Какое у Вас образование?

Когда я выбирала специальность, то очень хотела стать юристом. Но родители были против, считали, что у меня слишком мягкий характер и я, как юрист, не смогу никого защитить. Тогда я поступила в университет на факультет филологии, учила английский язык.

- А что скажете о профессиональном опыте?

Когда закончила учебу, меня пригласили работать в недавно открывшийся отель. Я решила, почему бы нет? У нас в стране уже было много иностранных туристов, и я подумала, что это отличная возможность совершенствовать знание языка. В отеле проработала полтора года, несколько раз переходила в другие структуры, однако несколько раз возвращалась на это место работы. Затем мне предложили работать в нефтяной компании HR специалистом, топ-менеджером в большой организации, где я и проработала 14 лет. Я занимала разные руководящие должности в HR сфере, работала в Казахстане 2,5 года, затем – в Сингапуре. Потом вернулась в Азербайджан, была HR директором одного из ведущих банков, и вот теперь развиваю свой собственный бизнес. Направление бизнеса – HR и диджитал-маркетинг.

- Расскажите, пожалуйста, подробнее об этом «миксе» в бизнесе.

HR – целая совокупность подразделений в структуре компании, связанная с кадровой службой. Это управление ресурсами, повышение квалификации, все, что касается адаптации и обучения персонала. Этот труд занимает слишком много времени. Но мы стремимся сэкономить время, при переводе этой работы в цифровой режим.

-А как это выражается практически?

Например, возьмем тот же рекрутинг. На закрытие одной вакансии уходит месяц-два. Автоматизированный процесс занимает от силы неделю-две. Цифровые технологии снижают риски по всем направлениям на производстве. Сейчас, чтобы развивать бренд компании, объединяют диджитал-маркетинг и HR, они тесно связаны, позволяют нанять более эффективного работника. Кроме того, это еще и внутренний промоушен, который мотивирует сотрудника на более высококачественное выполнение поставленной задачи.

- То есть, в бизнесе важна и социальная составляющая, и ценности компании, а также их совпадение с личностными ценностями сотрудников?

Да, это абсолютно соответствует действительности.

У нас появилась интересная идея. Любой бизнес рекламирует свою продукцию. Мы хотим составить программу, которая отслеживает самых социально активных сотрудников. Вот этих сотрудников нужно привлекать промотировать продукцию на сайтах компании.

- Это своего рода лидеры мнений, через которых можно продвигать продукцию компании?

Конечно! В любой организации есть суперстар, у которого несколько тысяч подписчиков в Инстаграм и других соцсетях, его и привлекают для промоушена. Именно эту идею мы хотим воплотить в жизнь.

- Скажите, если мы говорим о приеме на работу, обучении сотрудников, какие элементарные средства автоматизации сейчас используются? Что компании в Азербайджане запускают впервые, а что используется уже повсеместно?

Есть глобальные платформы, где имеются определенные модули. Например, «life cycle» - это жизненный цикл сотрудника, где все автоматизировано. С первого дня, когда человек приходит на работу, автоматически расставляются акценты: какие тренинги ему нужно посетить, какие компетенции освоить, и так далее по инструкциям, вплоть до увольнения этого сотрудника. Такие платформы очень дорого стоят, и многие компании не в состоянии их приобретать. Поэтому пользуются модулями, к примеру, Talent management (управление талантами), которые работают для конкретной компании. Те же тренинги не обязательно посещать лично или приглашать специалиста, поскольку это дорого. Можно пройти обучение онлайн. Есть большая платформа, где масса тренингов - и многие компании пользуются ею, чтобы обучать свой персонал. Конечно, иногда нужно куда-то и выезжать. Но в большинстве случаев пользуются именно онлайн обучающими программами.

- То есть, при желании можно глобальные платформы заменить точечными эффективными инструментами?

Именно так. Но дело в том, что далеко не все организации поняли, сколько они могут сэкономить, приобретая эти платформы. И здесь вопрос не только материальный. Время, затраченное на очное обучение своих сотрудников, можно было бы направить на развитие стратегии, минимизировать ошибки, связанные с человеческим фактором. Однако, когда в компании видят, сколько стоит платформа, они пугаются. В действительности же, если посчитать, то получится колоссальная экономия. И те организации, которые поняли преимущества автоматизированного рабочего процесса, покупают платформы.

- Наверное, нужно больше работать с бизнес-сообществом в информационном плане?

Да, конечно. Мы собираемся вплотную заняться активным продвижением данной информации. Планируем организовывать мероприятия, куда будут приглашены руководители крупных компаний, чтобы наглядно демонстрировать работу цифровых платформ и их достоинства. Главное, показать цифры: заплатив сейчас за платформу, вы в дальнейшем сэкономите N-ю сумму. Ведь для людей бизнеса важны цифры..

imgonline-com-ua-Compressed-uGi0qb6jrN4N.jpg

- Позвольте вернуться к Вашей личной жизни. Кто Вас поддерживает больше всего? Понятно, что Вы очень активный человек и скорее всего, большую часть времени проводите на работе. Как близкие относятся к Вашей деятельности?

У меня 16-летний сын. Я много работала и не заметила, как он вырос. Мне даже иногда становится печально, когда я смотрю на его детские фото. Так быстро летит время, что мы не замечаем, когда вырастают наши дети.

Если говорить о поддержке, то, прежде всего, я сама. Согласитесь, если у человека отсутствует внутренняя мотивация к делу, которым он занимается, то никакая поддержка не поможет. Еще у меня огромный круг друзей, которые понимают и поддерживают меня. Можно сказать, подталкивают меня к подвигам! И конечно, моральная поддержка от моего сына!

- Вы считаете себя успешным человеком?

Недостаточно…

- К чему стремитесь? В чем для Вас заключается успех?

Я считаю, что заработать много денег – это не успех. Хочется приносить пользу людям, обществу. Я являюсь членом этого общества, и могу своей деятельностью быть полезной нашей стране. Именно в этом, я считаю, мой успех.

- Сын пойдет по Вашим стопам?

Он хочет стать дипломатом, очень любит литературу, ходит в английскую школу. Он у меня очень чуткий и артистичный ребенок!

- Какой совет дадите нашим читательницам? Как можно успешно совмещать материнство, социальную деятельность? Реально ли это?

Во-первых, расставить собственные приоритеты. И я сейчас вовсе не об ультимативных мерах «или семья – или работа». Я про то, что ваше время должно быть распределено довольно четко: сколько и когда вы на работе (и беспокоить вас при этом можно только настоящим форс-мажором), и когда вы точно все отложите, и проведете время с детьми и семьей. Такое время у них гарантированно должно быть — железно, при любых обстоятельствах!

Перестаньте замечать только свои недочеты и недоделки. Обращайте внимание на то, что вы успеваете, и не забывайте себя за это похвалить. Наслаждайтесь своей работой – компетентностью, творческими идеями, успехами и вознаграждениями всех мастей. Но, приходя домой, наслаждайтесь семьей. Никто лучше вас не умеет делать ваш фирменный торт, никто так быстро не утешит плачущего малыша, никто не найдет лучших слов поддержки и благодарности для мужа.

Не отравляйте свою жизнь виной — смотрите на радость самореализации. Во всех сферах вашей жизни.

- Тем более что есть примеры, которые вдохновляют! Вы сами – яркая позитивная, активная женщина, с которой можно брать пример!

Спасибо! Конечно, как у каждого человека, у меня бывают неприятности, но я не буду месяцами сидеть и страдать по этому поводу. Я могу подумать о проблеме дня три, больше мучать себя не буду! Все в нашей жизни – не случайно, даже неприятные ситуации. Главное, не зацикливаться на этом, извлечь урок и двигаться дальше!

E-mail: Этот адрес электронной почты защищён от спам-ботов. У вас должен быть включен JavaScript для просмотра.

Facebook: @Chimnaz Gasimova

 

Алена Копина: Конфликты можно решать с легкостью и удовольствием! Или, как эффективно вести диалог

imgonline-com-ua-Compressed-jlLoeGCb6rU6r.jpg

К сожалению, конфликты присутствуют в любой сфере нашей жизни. И далеко не все могут преодолеть непонимание и «красиво» выйти из конфликтной ситуации. Если не получается решить спорные вопросы самостоятельно, нужно обращаться к профессионалам, как это делают во всем цивилизованном мире.

В интервью с нашей гостьей - о методиках эффективного разрешения конфликтов.

Алена Копина – специалист по разрешению конфликтов, социолог, медиатор, фасилитатор, руководитель проектов Лаборатории мирных решений при Фонде местной демократии (Харьков), эксперт центра «Права и Посредничества». Она является организатором межрегионального проекта «Урегулирование конфликтов и снижение поляризации в Украине». Работает в корпоративном и комьюнити-секторе.

- Алена, как Вы пришли к такому направлению, как медиация?

Я практикую с 2004 года. После учебы в Киево-Могилянской академии по роду профессиональной деятельности приходилось вести много групповых собраний, и я обратила внимание на то, что сотрудникам важно самим решать некоторые спорные вопросы. Эти моменты очень часто в компании предпочитали просто не замечать. И самое печальное – происходило замалчивание конфликтов, хотя, наоборот, их необходимо было вскрывать. Все это и подтолкнуло меня к изучению психологических методик, с помощью которых можно справиться со сложными моментами в коммуникациях коллектива.

Медиатор – это проводник, через которого могут общаться конфликтующие стороны, а медиация – качественная нетрадиционная альтернатива досудебного разрешения конфликтов.

- Скажите, пожалуйста, как облегчить себе жизнь, скажем, применительно к бизнесу?

Такая прогрессивная техника, как медиация, позволяет урегулировать конфликты, причем, не важно в какой сфере - личной или деловой. Медиация – добровольный процесс переговоров между людьми, у которых натянутые отношения. Разговор происходит с модератором. Задача – нахождение точек соприкосновения между сторонами конфликта и ответ на вопросы: «Почему я так себя веду? Что стоит за моей позицией?»

- Что происходит, когда удается найти опорные точки?

На уровне интересов разговор идет совсем по-другому. В ходе медиации предлагаются варианты решения конфликта. Я, как медиатор, заинтересована, чтобы обе стороны конфликта остались удовлетворенными.

- Сколько времени проходит до разрешения ситуации?

Мы начинаем с детального анализа ситуации, разбора отправных точек, поиска схемы, как будем двигаться дальше. Это может быть от нескольких часов до нескольких месяцев.

- Я знаю, что Вы работаете в таком направлении, как фасилитация…

Да, это интересная форма решения конфликтов, заключающаяся в процессе обсуждения вопроса в больших группах, в бизнесе, гражданском секторе. Все приемы фасилитации направлены на то, чтобы члены группы раскрылись, услышали друг друга. Нужно добиться, чтобы со стороны начальства не было излишнего давления и авторитарного правления, а со стороны сотрудников – саботажа распоряжений руководителя. Как только группа чувствует себя комфортно, то, как правило, находятся нетривиальные способы решения проблемы. Я всегда очень радуюсь этому.

- А что лежит в основе большинства конфликтов?

Ценности. Они у всех разные, но крайне важно, чтобы ценности руководителя и сотрудников совпадали. Тогда работа компании идет хорошо. И еще очень важный момент: конфликт всегда затрагивает эмоциональную сферу человека. А вы понимаете, какие слова можно в эмоциях наговорить друг другу…

- Есть быстрое решение этой проблемы?

Как ни странно, да! Это связано с тем, что «жизнь» эмоции недолгая – не более десяти секунд. Поэтому, если в разговоре «зацепили» и зашли на вашу личную эмоциональную «территорию», не спешите отвечать оппоненту. Выждите эти «опасные» секунды», посчитайте в уме до 10-20, сделайте несколько глубоких вдохов-выдохов. После этого продолжайте разговор.

- К каким последствиям может привести конфликт в коллективе?

Цена вопроса высока. Доказано, что 42% рабочего времени уходит на урегулирование спорных вопросов. То есть, страдает рабочий процесс, сотрудники принимают неверные решения, компания терпит убытки. Половина высококвалифицированных кадров увольняется с работы именно на почве конфликтов. Увольнение такого работника обходится компании в полтора раза больше, чем его годовой оклад. Негативные эмоции, стресс, скрытый саботаж приводят к резкому снижению мотивации, и, как следствию – к низкой производительности труда.

MAriupol.jpg

- Можно ли при общении понять, что переговоры «заходят в тупик» и рискуют перерасти в конфликт?

Безусловно. Понять это можно по характерной «симптоматике»: сбой в разговоре, избегание ответов на ваши вопросы, нарастающая напряженность, повышение тона, волнение. И это, не говоря уже о взаимных (или невзаимных) претензиях, оскорблениях, издевках. Не поленитесь провести анализ: после чего именно начала сбоить ситуация? Возможно, кто-то вмешался в разговор, затронули «больную» тему и так далее.

- Что Вы, как медиатор, посоветуете руководителю?

Отделять подчиненного от проблемы. Например, сотрудник систематически опаздывает на работу. Можно, конечно, начальнику грохнуть кулаком по столу, накричать. Подумайте, будет ли это эффективно? Решит ли это задачу? Нет! Нужно понять, что предмет конфликта – не собственно сотрудник, а его опоздания. С этим и нужно работать.

- Алена, дайте, пожалуйста, несколько практических советов нашим читателям. Как не попадать в конфликтную ситуацию?

Не замыкайтесь в себе, не замалчивайте проблему, иначе она будет только усугубляться. Говорите о том, что вас беспокоит. Не теряйте время, если вы проясните ситуацию как можно раньше, то получите шанс сохранить хорошие отношения. Учитесь смотреть на противостояние «со стороны», ибо, находясь внутри него, вы не сможете понять намерения оппонентов, а значит, не примете правильного решения. Попробуйте стать на сторону другого человека и посмотреть на происходящее его глазами. Возможно, тогда вы поймете причины его поведения, и найдете точки соприкосновения для результативных переговоров.

- А если участникам спора не удастся стать на сторону друг друга?

Не стесняйтесь обращаться к специалистам. Незаинтересованное третье лицо, коим выступает нейтральный посредник, он же медиатор, стоит «над» конфликтом, то есть видит его со всех сторон, поэтому поможет справиться с разногласиями. Не затягивайте, пока решаемые разногласия не переросли в настоящую вражду. Давайте вместе анализировать и искать выход из неприятных ситуаций. Поверьте, это возможно! Во время наших встреч я помогу смягчить бурные «страсти», наладить контакт, внести ясность в отношения, раскрыть ваши интересы. Тем более, что «на берегу» обговаривается конфиденциальность процесса. Может это прозвучит необычно, но конфликты можно решать с легкостью и удовольствием!

 

тел. +38067 9584273 (Viber, Telegramm)

Этот адрес электронной почты защищён от спам-ботов. У вас должен быть включен JavaScript для просмотра.

https://www.facebook.com/Olena.Kopina

https://www.linkedin.com/in/аlena-kopina-a7969142/

 

Игорь Погодин: Психотерапия – это не работа над проблемами. Это работа с жизнью человека

imgonline-com-ua-Compressed-MIKC3nyu1d7.jpg

Иногда стоит перестать все время куда-то бежать, и остановиться. Именно так советует кандидат психологических наук и гештальт-терапевт с 24-летним опытом Игорь Погодин. Pogodin Academy, создателем которой является Игорь - передовая академия гештальт-терапии в Украине, в которой не только обучают профессиональных психотерапевтов, но и помогают понять свое «Я».

В наработках Игоря - свыше 15 000 часов терапевтических консультаций и более 2000 тренингов, а также авторский канал на YouTube, с десятками тысяч подписчиков. О том, как же разобраться со своей жизнью, и что такое гештальт-терапия - в эксклюзивном интервью для Caprice Lifestyle. 

- Игорь, как Вы пришли к психотерапии?

Здесь два варианта ответа, и они оба правильные. Это было целенаправленно, и это было случайно. Дело в том, что я самого детства хотел работать с людьми, помогать им, но у родителей были другие планы. Они были уверены, что самая лучшая профессия для мальчика – военный. И поэтому, после школы, я пошел в военное училище, а уже в тот момент, когда СССР разваливался, у нас открыли факультет психологии. Тогда я понял, что не хочу быть военным командиром, а хочу стать психологом. Так и сделал.

- Изменилось ли у людей за последнее время убеждение, что обращаться к психологу или психиатру - стыдно?

10-15 лет назад люди приходили на терапию только по одной причине: им было плохо (кризисы, депрессии, психосоматические симптомы). Благодаря просвещению, которым занимаемся я и мои коллеги (канал YouTube, вебинары, мастер-классы), люди сегодня приходят на консультации по другим соображениям. В моей практике, 30% людей – это те, кто хочет решить проблемы в жизни, а 70% – люди, которые хотят счастья. У них есть все, они многого добились в жизни, а радости нет. Раньше психотерапия была о «не хочу быть несчастным», а сейчас о «хочу быть более счастливым». По сути, психотерапия – это движение к большему счастью, это процесс развития.

- Кому вообще рекомендована психотерапия?

Могу выделить несколько типов людей. Первые, как правило, это люди, которые запутались в себе, не знают, чего хотят и не нашли себя в жизни.

Второй тип – это те, которые всю жизнь бежали-бежали, чтоб чего-то добиться, бизнес построили, карьеру сделали, семью завели - и вроде бы все хорошо, а радости нет. Чувствуют, что жизнь стала «пресной». Вот тогда тоже имеет смысл обратиться к психотерапевту, потому что одна сфера жизни стала сверхценной, а об остальных человек просто позабыл.

Третий тип – люди, которые запутались в отношениях. Если это семейные отношения – они не рискуют разводиться, однако понимают, что что-то не так. Начинает накапливаться напряжение. Вот с этим напряжением имеет смысл прийти к психотерапевту. Ведь если человек научится слышать себя, видеть другого и начнет вести диалог с партнером – многие семейные проблемы будут решены.

Четвертый тип – те, кто мучаются от каких-то психосоматических симптомов.

Пятый – люди, которые столкнулись с какими-то переломными событиями. Кто-то умер, бросил, ребенок уехал жить в другую страну…

Человек, который решил, что обратится к психотерапевту, может выбрать либо индивидуальную терапию, и тогда выбирать кого-то из наших специалистов, либо пойти в групповую терапию. Pogodin Academy специализируется на проведении программ в области гештальт-терапии. Кроме того, в Академии есть не только терапевтические программы, но и обучающие.

- Расскажите немного об обучающей программе.

Суть в том, что мы учим людей гештальт-терапии. Причем люди могут приходить в программу как с желанием получить профессию (мы подготавливаем лучших специалистов), так и для того, чтобы решить свои проблемы. Чем хороши группы? В них, помимо психотерапии, мы еще и объясняем, как этот метод работает, в итоге, человек учится понимать свои желания, потребности, чувства. Уровень осознанности повышается, появляются инструменты, благодаря которым человек начинает справляться со своими кризисами.

- Как Вы пришли к идее создания Pogodin Academy?

25 лет я занимаюсь психотерапевтической практикой, последних 5 лет руководил Институтом гештальта – учебным заведением, которое занимается подготовкой профессиональных психотерапевтов. Однако, в какой-то момент я осознал, что неправильно, что знания по психотерапии доступны только тем, кто хочет работать в этой профессии. Мне хотелось, чтобы как можно большее количество людей ощутило, как психотерапия может менять жизни. Тогда и появилась идея создания Pogodin Academy. В ней мы не столько учим психотерапии, сколько создаем некое пространство, где люди могут развиваться и почувствовать, как эти знания могут работать в их жизни. В некотором смысле, моя миссия – сделать так, чтобы люди приходили и меняли свои жизни к лучшему.

- Как долго длится сам процесс обучения?

Если человек пришел на обучение для себя, то у нас есть первая ступень этой программы – терапевтическая, чтоб он смог понять, как работает терапия и применить на себе. Работа в группе – уникальная возможность решить свои личные проблемы. Первая ступень обучения - год. Если человек решил стать профессионалом в области терапии – обучение длится пять лет.

- Кроме обучения, с какими запросами чаще всего приходят в Pogodin Academy?

Проблемы в отношениях, безусловно. Отношения с мужчинами, взаимоотношения с детьми. Многие приходят, чтобы понять свои потребности. Мужчины, в основном приходят, чтобы разобраться в себе. Как правило, это мужчины либо состоявшиеся, либо в поисках себя.

- Как долго длится работа над проблемами?

Психотерапия – это не работа над проблемами. Это работа с жизнью человека. «Мои проблемы – это побочный продукт того, как я живу. Поэтому, если я иду на психотерапию, моя задача - разобраться со своей жизнью». При таком подходе скорость избавления от проблем выше в два-три раза, чем, если просто пытаться избавиться от своих проблем. Ваши проблемы – отражение Вашего способа жизни.

- Какой совет Вы можете дать нашим читателям?

Первое, что я хотел бы посоветовать (если я этого не сделаю, это сделает кризис среднего возраста) – остановиться. Потому что все наши проблемы от того, что мы бежим. Особенно, если это успешные люди. То есть, мы бежим, не замечая ничего вокруг. А что происходит с нашей семьей, с нашей жизнью, с ценностями? Я рекомендую всем посмотреть старый советский мультфильм «Паровозик из Ромашково». Очень психотерапевтический мультик. Еще провести мониторинг своей жизни и ответить на вопросы о жизни, ценностях, чувствах, работе, вдохновении. Если эти ответы Вы не можете найти, я бы рекомендовал обратиться к специалисту. И лучше остановиться в 25, чем в 70 лет.

Также нужно быть любопытным к жизни. Еще один мультфильм, «Лунтик», все, наверное, смотрели. Лунтик - это персонаж, который живет в искреннем любопытстве к себе и к миру. Если и мы начнем любопытствовать к своей жизни – все начнет меняться.

 pogodin_1.png

Youtube: Pogodin Academy

www.pogodin.academy