Катя Перротт: Личный опыт помогает мне менять жизни людей

photo1652559537.jpeg

Катя Перротт на собственном опыте убедилась, что расстройство пищевого питания – это не приговор. В интервью мы узнали много нового: как научиться себя слушать, заботиться о здоровье и не винить себя за съеденный кусочек торта.                                               

- Катя, почему вы выбрали такую интересную профессию?

Я знаю не понаслышке, как расстройство пищевого поведения мешает полноценной жизни. Я была закомплексованным подростком из внешне благополучной семьи – в материальном плане мы жили лучше многих соседей, но внутри была очень стрессовая ситуация, так как родители часто ругались. Поэтому я часто заедала стресс. Раньше не принято было говорить о культуре питания. Это сейчас отовсюду мы слышим, как важно правильно питаться, любить себя, заботиться о себе, термин «расстройство пищевого поведения» многим уже хорошо знаком. Но тогда я даже не думала, что это психологическая проблема. Я просто переживала, что лет с 19 стала быстро набирать вес.

Мы с подругами постоянно менялись одеждой, так как жили все небогато. И в какой-то момент девчонки перестали давать мне вещи, боялись, что я их растяну.

Мое болезненное состояние длилось около 10 лет. Вся моя жизнь тогда была чередой жестких диет и срывов. Добавьте сюда постоянные скачки веса, проблемы со здоровьем, перемены в настроении.

Иногда нам нужно дойти до дна, чтобы понять, что так больше жить нельзя. После очередного срыва, я начала изучать все, что могла найти в свободном доступе. Так я узнала, что у меня РПП – расстройство пищевого поведения.

Я углубилась в изучение психосоматики, а со временем решила учиться на психолога. Я поняла, что мой опыт может помочь многим людям, которые столкнулись с такой же бедой.

В своем блоге делюсь личным опытом. Хочу донести до людей, что победить РПП возможно. «Смотрите, сейчас у меня абсолютно здоровые отношения с едой. И вы тоже так можете». Ведь некоторые мужчины и женщины годами живут с такой проблемой, и думают, что это как-то само по себе исчезнет. Не исчезнет. Ситуация только усугубится. Часто люди остаются наедине с проблемой, держат все в себе. Многие стесняются признаваться, что у них расстройство. Это может спровоцировать ссоры с близкими людьми.

Моя задача – замотивировать как можно скорее обратиться за помощью к специалисту. Если моя история побуждает людей быть лучше, я понимаю, что все не напрасно

- Вы работаете индивидуально, или в группах?    

Есть индивидуальные консультации. Но практика показывает, что эффективнее работать в маленьких группах. Так я могу достаточно времени уделить каждому. Кроме того, моим подопечным важно видеть, что они не одни. Что вокруг люди, которые проходят через такие же испытания.

Если бы я, будучи подростком, нашла группу единомышленников, то победила бы свою зависимость гораздо раньше.

-С какими пищевыми расстройствами часто сталкиваетесь в своей практике?

Сейчас, к сожалению, многие страдают орторексией. Общество в последнее время помешалось на культе здорового питания, что пагубным образом сказывается на психическом здоровье людей.

Также распространенная проблема – это переедание. К сожалению, мы часто заедаем стресс, потому что легче попасть к холодильнику, чем к психологу. Часто переедание также связано с тем, что человек не может разобраться в своих чувствах.

Общество навязывает нам быть красивыми, стройными, тем самым провоцирует постоянное недовольство собой. Нам кажется, что если мы не выглядим, как модели из журналов, нас никто не полюбит. И забываем, что любовь к себе важнее всего.

-Сколько, в среднем, длится терапия?

Все зависит от того, насколько запущена ситуация. Если человек достаточно долго не может наладить отношения с едой, на это могут уйти годы, однако если он сразу отследил свою проблему, и быстро обратился к специалисту, терапия может занять пару месяцев.

- Как вы работаете с такими пациентами?

Важно найти причину, отправную точку, триггер, который вызвал приступ РПП. Также я обучаю людей техникам расслабления. Из-за постоянных срывов и жестких диет тело все время находится в напряжении. Важно уметь самостоятельно расслабиться. Постепенно мне нужно подвести человека к правильным отношениям с питанием. Объяснить, что любовь к себе – это здоровье, забота о своем организме. Часто РПП возникает из-за неуверенности в себе. Мы также прорабатываем это, учимся любить себя в любом состоянии. Постепенно мои клиенты начинают правильно питаться и заниматься спортом.

photo1652559538.jpeg

-Может ли гипнотерапия помочь в работе ?

Единого мнения нет. Однозначно, ее стоит использовать как инструмент в терапии, но только если это не навредит человеку, только с его согласия. Часто у людей есть ряд предубеждений против гипнотерапии. Они думают, что специалист по гипнозу влезет им в голову и заставит делать то, что они не хотят (смеется). На самом деле, гипнотерапия работает с нашим подсознанием. Благодаря такому инструменту, легко можно выявить причину внутреннего конфликта и дать человеку правильные установки.

- А вы сами пробовали гипнотерапию, когда боролись с РПП?

Да, и до сих пор практикую этот метод. Например, каждое утро начинаю с аффирмаций, это тоже, своего рода, гипнотерапия. Аффирмации создают правильный психологический настрой.

- Бывают ли срывы у ваших пациентов во время терапии?

Конечно. И этого не избежать. Человек годами жил с вредными привычками, и сейчас пытается заменить их полезными. Организм всю жизнь находится в стрессе. Он не привык, что к нему относятся с заботой и нежностью. Конечно, сознание будет сопротивляться.

Кроме того, в процессе мы часто прорабатываем болезненные вещи, это тоже может вызвать срыв. Нужно просто принять это, и продолжать работу. Я всегда повторяю своей группе: «Один шаг назад – два шага вперед». И постепенно человек начинает относиться к себе терпимее.

К сожалению, терапия не всегда бывает легкой и приятной. Но на кону - здоровая полноценная жизнь.

- В каких состояниях к вам чаще приходят люди?

В основном, уже в довольно запущенной стадии, как и я, когда решила начать изменения. Когда все доходит до точки кипения.

- А вы сами проходите терапию с психологом?

Конечно. Я считаю это обязательным условием для всех, чья работа связана с людьми.

- Когда к вам обращаются пациенты, спрашивают ли они о вашей личной истории?

Часто ко мне обращаются люди, которые следят за мной в соцсетях и уже знают мою историю. Думаю, им важно, что я прошла через такую же проблему. Об этом необходимо говорить, чтобы люди от этого избавились. Свою историю необходимо рассказывать.

- А мужчины приходят к вам?

Да, психосоматика не имеет гендера. По опыту могу сказать, что мужчинам всегда тяжелее решиться обратиться за помощью. Они испытывают чувство стыда. Им кажется, что попросить помощи – это показать свою слабость. Поэтому мужчины до последнего скрывают свои проблемы.

- Мы с вами говорили об орторексии. Как вы считаете, где грань между здоровым питанием и неврозом?

Орторексия – это нездоровое увлечение здоровым питанием. Здоровое питание – это когда человек понимает: «Я хочу делать здоровые полезные вещи для блага своего организма. И я не ругаю себя за кусочек торта, когда мне этого действительно хочется». При орторексии же человек казнит и ненавидит себя за каждую лишнюю съеденную калорию.

- Как вы считаете, какие детские переживания, кроме неуверенности в себе, могут спровоцировать РПП?

В детстве мы часто слышим от родителей: «Доедай!» или «Ешь, сколько положили, еду нельзя выкидывать». Так вырабатывается чувство вины, которое провоцирует переедание. Даже когда человек сыт, он все равно доедает все, что есть на тарелке.

-Катя, что вы можете пожелать нашим читателям?

Любить себя, заботиться о себе. Часто мы виним себя за малейший проступок, забывая, что мы люди, а не роботы.

Доверяйте себе. Организм знает ответы на все вопросы, просто важно научиться себя слушать.


E-mail: Этот адрес электронной почты защищён от спам-ботов. У вас должен быть включен JavaScript для просмотра.
Instagram: @katya_perrott
ВКонтакте
: @katya_perrott

 

Ольга Шиянова: Йога – не фитнес, а стиль жизни

imgonline-com-ua-Compressed-qEBVgfaF0XIDs4.jpg

 Многие люди думают, что йога – это трудновыполнимые позы и часовые медитации. Это не так. Йога – это образ жизни. Это то состояние, которое дает расслабление и энергию, меняет нас изнутри и снаружи, избавляет от негативных эмоций и проблем со здоровьем. Об этом – в интервью с Ольгой Шияновой, мастером йоги и специалистом по реформ-пилатесу.

– Ольга, как вы попали в Вену? Это было желание что-то изменить?

По профессии я переводчик. За границей регулярно бывала, начиная с 12 лет, так как изучала иностранные языки, и каждый год ездила на практику для улучшения языковых знаний. Из Беларуси можно было тогда уезжать по обмену в какую-то семью… Я знала уже в том возрасте, что в своей стране не останусь, и видела себя только в Европе.

После окончания вуза я вышла замуж за австрийца и уехала в Австрию. Это была любовь с первого взгляда. Я быстро выучила немецкий язык, и через пару лет полностью адаптировалась к новой стране и новой жизни.

– А как вообще вы познакомились с направлением йога-практик? Было ли это связано с работой?

Нет. Я работала в туризме, открыла свое небольшое агентство и принимала гостей из стран СНГ в Европе. В свободное время занималась активными видами спорта, в т.ч., аэробикой. Потом развелась, а в 2008 году познакомилась с отцом своего ребенка, мы переехали в Вену, и там я устроилась на работу в бутик по продаже элитных часов. Это стало для меня довольно тяжёлым испытанием - никак не получалось родить ребенка, да и по работе не все устраивало, потому что я – человек, который любит заниматься организационными вопросами. Сидеть в магазине с 9 утра до 6 вечера было просто невыносимо.

Когда начала заниматься йогой, то, в прямом смысле слова, «нашла себя». Первый раз на занятии не могла понять, что со мной происходит: вначале было приятное состояние усталости, а через 10 минут невероятный прилив энергии - и ты совсем другой человек. Мне теперь даже кажется, что человек входит в некоторую зависимость от того прекрасного состояния, которое дает йога-практика.

Именно благодаря йоге я поменяла все в своей жизни. То состояние, которое она давала, показало, что пора вернуться к организационным вопросам, в которых я хорошо разбираюсь и которые дают мне еще больше энергии. Я стала преподавать йогу вначале подружкам, которые высоко оценили мои уроки. Потом получила образование в той школе йоги, где практиковала сама. В конце обучения я узнала о своей беременности, дополнительно прошла курсы йоги для беременных. А после рождения ребенка мне захотелось дальше развиваться. Прошла обучение по реформер-пилатесу.

Преподавать я начала, когда малышке было 3 месяца. Одна из моих учительниц и коллег сломала ногу и попросила меня ее заменить. Вот так, с хобби и тренировок с подружками, это превратилось в работу.

imgonline-com-ua-Compressed-Ps9NVOpwq4mKV.jpg

– К вам на занятия приходят с какими-то запросами или, так же как вы, хотят расслабиться, перезагрузиться?

Я считаю, что состояние баланса, которого мы достигаем во время и после занятия – источник защиты от всего внешнего стресса. Поэтому в практиках стараюсь состояние напряжения и расслабления скомбинировать, подстраиваясь под каждого ученика. Мне хочется, чтобы человека снова тянуло на занятия, чтобы он рекомендовал меня своим друзьям и знакомым. У меня нет рекламы, так как очень хорошо работает «сарафанное радио». И, знаете, тут как раз - «что излучаю, то и получаю». Потому я не особо нахожусь в поисках клиентов, ко мне притягиваются «мои люди», которым я нужна.

И, конечно, ко мне приходят с проблемами по здоровью. С каждым я занимаюсь, выбирая индивидуальный подход, и стараюсь максимально помочь. У меня нет какой-то определенной тактики – я работаю на чувствах и понимании того, что нужно человеку.

– Оля, какую часть у вас сейчас занимает реформер-пилатес?

Реформер-пилатес я преподаю в студии. Это 3 приватных занятия в неделю, из которых сейчас двое – девочки, и одна – женщина в возрасте. Реформер-пилатес – это не только возможность прокачать мышцы, тело, но и получить очень хорошую растяжку, которой сложно добиться даже в йоге. То есть, эти занятия занимают у меня где-то 20%. Это направление, к сожалению, еще не настолько популярно в Австрии, как в Америке, к примеру.

– Есть ли у вас занятия онлайн?

У меня есть несколько людей, которые постоянно путешествуют. Они бывают то в Австрии, то в СНГ. Таким образом, со своими постоянными клиентами я занимаюсь онлайн. На самом деле, я не ищу себе какую-то дополнительную обширную аудиторию и формат марафонов, потому что работаю на качество. А это возможно только в маленьких группах.

– Вы делаете все, чтобы йога приносила удовольствие и стала привычкой, тем более, что она не идет через насилие или неприятные ощущения. Йога, наоборот, настраивает на чувствование своего тела и бережное к нему отношение.

Иногда во время урока люди даже плачут во время растяжек, особенно тазобедренных, потому что там сосредоточены мышцы и точки, отвечающие за эмоции. Чем больше у человека закрыта тазобедренная часть, тем больше у него каких-то блоков, зажимов… Они плачут не от боли. Это выходят заблокированные переживания и эмоции.

Вообще, тело накапливает очень много эмоций. И когда мы занимаемся йогой, то по идее, не должны ни о чем думать. Мы тянем тело. В середине занятий даже иногда можем заставить тело пропотеть, чтобы выбросить больше негатива.

imgonline-com-ua-Compressed-vDSoUqhnM5.jpg

- Каковы ваши планы по дальнейшему развитию?

Моя цель – не просто позаниматься, а сделать так, чтобы йога стала у человека привычкой, даже если он не будет ходить ко мне на приватные занятия. Чтобы она приносила удовольствие, поэтому у меня в практике присутствуют и какие-то массажные техники.

Сейчас преподаю курс на выходных – терапевтическая йога именно для приватных занятий, потому что у многих есть жалобы на свое состояние (может болеть под лопаткой, плечо, шейные позвонки и т.д.). А я же не врач, не невролог… И мне очень нужен какой-то определенный подход и знания в терапевтическом направлении, по анатомии, понимание того, какие точки нужно нажать для расслабления мышц. Вот поэтому я и создала интенсивный курс, который длится 3 дня. В первый раз присутствовали только йога-тренеры – маленькая группа из 12 человек, и мы 3 дня повышали квалификацию.

– Оля, что вы могли бы пожелать нашим читателям?

Я хотела бы пожелать научиться отвлекаться от всего извне. Все равно мы ничего не можем изменить в общем смысле, мы можем повлиять только на себя и свое внутреннее состояние. Нам нужно поменять себя изнутри - и тогда все изменится снаружи, и люди станут смотреть иначе.

 

https://bodysecret.at

 

Алтынай Касымханова: От питания зависит все, включая настроение и красоту

imgonline-com-ua-Compressed-AtqqwbwPI74UXneD.jpg

Правильное, сбалансированное питание помогает предотвратить большое количество различных заболеваний. Даже депрессию или упадок сил легче корректировать, если грамотно подобрать рацион питания и комплекс витаминов. Об этом – в интервью с Алтынай Касымхановой, нутрициологом.

– Алтынай, расскажите о вашем пути в нутрициологию.

Я получила образование бакалавра биотехнологий, потом закончила магистратуру и работала в научном центре. Там дополнительно изучала генную инженерию, и параллельно - все, что связано с питанием. Биотехнология дала мне знания о том, какие вредные вещества входят в тот или иной продукт. Это мне очень помогает в работе с людьми, потому что я рассказываю не только о том, какие продукты включить в рацион или исключить, а объясняю их биохимические свойства. Так люди лучше понимают, почему вредно употреблять те или иные продукты.

– Как проходят консультации? Это разовая сессия и составление плана питания, или вы работаете как наставник и сопровождаете человека в течение определённого времени?

Все зависит от запроса. Например, если нужна коррекция питания, то люди приходят ко мне, показывают анализы, потом мы разбираем, каких микроэлементов не хватает, какие БАДы нужно пропить. Если же человек хочет полностью разобраться с питанием, образом жизни, то мы переходим на пакетные коуч-сессии, которые длятся от 1 до 3-5 месяцев. Бывает и больше, но тут опять же, все зависит от поставленных задач. Далее мы составляем схему, в которой я не только помогаю разобраться с питанием, но и даю источники, позволяющие разобраться с психологической стороной, мотивацией.

Кроме того, клиенты могут ежедневно с понедельника по пятницу с 9:00 до 18:00 задавать мне вопросы. Я всегда на связи.

– С какими запросами чаще всего обращаются?

Сейчас больше стало приходить людей с инсулинорезистентностью, проблемами с ЖКТ, а связано это с неправильным питанием. Люди куда-то постоянно торопятся, не обращают внимания на то, как и чем питаются, а это приводит в дальнейшем к лишнему весу, аллергиям и хроническим заболеваниям. С последними я уже не работаю, а отправляю к врачам. Нутрициологию можно рассматривать как профилактику или лечение заболеваний на ранних стадиях. Болезни лечат медики.

– Что происходит потом? Человек переосмысляет свое питание или садится на диету?

Если рассматривать диетологию и нутрициологию, то первая рассматривает лечение диетами, а вторая – восполняет дефициты макро- и микронутриентов. Благодаря помощи нутрициолога у человека появляется энергия, жизненные силы, становятся здоровыми кожа и волосы, организм меньше реагирует на стрессы. Мы анализируем меню, образ жизни и, исходя из этого, смотрим на дефициты и восполняем их с помощью правильно подобранных продуктов. Это не диета, а коррекция питания с учетом предпочтений клиента.

– Есть ли какие-то БАДы, которые в долгосрочной перспективе могут улучшить здоровье? Или они пьются курсами?

Не бывает БАДов, которые лечат все и всех. Я считаю, что нужно смотреть на анализы и, исходя из этого, подбирать комплексы. Если все будут один и тот же БАД пить, то не факт, что он будет действовать. Нужно понять, чего не хватает, и работать точечно с максимально точными дозами, которые подбираются в зависимости от показаний, возраста, образа жизни, веса, пола и т.д.

– Можно ли навредить, если неправильно рассчитано количество БАДов?

Если есть передозировка какого-то вещества – это гипервитаминоз, который отрицательно воздействует на человека. На фоне бесконтрольного приема добавок или витаминов у него могут начать выпадать волосы, появится депрессия или усталость. Это бывает и при превышении, и при недостатке каких-то веществ и/или элементов в организме.

– Что могли бы пожелать нашим читателям?

Пожелать хочу здоровья. Также рекомендую – питаться правильно и полноценно, сдавать дважды в год анализы, следить за своим эмоциональным состоянием и всегда выбирать здоровое питание.

Instagram: @altynai.bio
Тел:
+7 700 168 89 88

E-mailЭтот адрес электронной почты защищён от спам-ботов. У вас должен быть включен JavaScript для просмотра.

 

 

Сергей Клименков: Здоровое питание как способ лечения сахарного диабета

imgonline-com-ua-Compressed-8cb7Yr1DW23.jpg

Сейчас в мире существует множество, так называемых, болезней цивилизации. Одной из них является сахарный диабет.

На сегодня сахарный диабет считается одной из наибольших проблем общества, одной из основных причин преждевременной заболеваемости и смертности.

Что стоит знать о сахарном диабете, какие риски несет это заболевание, что заложено в основе его лечения - в интервью с опытным врачом-диетологом Сергеем Клименковым.

Сергей, чем Вы занимались до того, как пришли в диетологию?

Я - врач-терапевт по образованию. Работал на скорой помощи, затем ушел в диетологию.

- Почему именно диетология?

Дело в том, что терапевт может только наблюдать за течением болезни и выписывать препараты. И чаще лечит следствие, но не устраняет причину болезни. С диетологией, у меня появились инструменты для излечения болезней. Хорошо подобранная диета помогает избавиться от множества болезней и, как оказалось, от сахарного диабета.

- Может ли сахарный диабет убить человека?

Может. И, самое страшное, что он убивает безболезненно. Поэтому многие думают, что делать ничего не надо - в жизни с диабетом ничего не поменялось! И только когда развиваются осложнения, оказывается, что диабет – это отрезанные ноги, слепота, отказавшие почки, атеросклероз и остеропороз.

- Что Вы предлагаете делать, чтобы решить проблему?

Все просто. Нужно убрать продукты, вызывающие сахарный диабет. А это все углеводы. Нет смысла прописывать пациенту инсулин, метформин, если он ест углеводы и сахар. Отказавшись от углеводов, человек фактически избавляется от сахарного диабета. Дальше только устранение тех нарушений, которые вызвал диабет.

- Можно ли полностью отказаться от сахара и при этом оставаться активным?

Даже больше скажу, можно питаться вкусно, сытно - и при этом терять вес. Те пациенты, которые переходят на такое питание, ощущают просто нереальный прилив энергии и продлевают себе жизнь на 10-20 лет.

- Как человек может обнаружить у себя сахарный диабет?

Диагностику проходят у врача-терапевта или эндокринолога. Есть базовая процедура: берут кровь и проверяют глюкозу, инсулин и гликированный гемоглобин.

- С какого возраста нужно сдавать такие анализы?

Я так скажу, в любом возрасте нужно относиться к своему здоровью внимательно. Оно не прощает нам пренебрежения.

- Можно ли диетой полностью заменить медикаментозное лечение?

В своей практике я использую медицинские препараты, но переходя на правильную диету, человек уходит от лекарств полностью.

В запущенных случаях я использую всю тяжелую артиллерию фармакологии, но это до момента, пока мы не восстановим здоровье человека, и отпадет смысл в препаратах. Обычно такой процесс занимает до полугода.

- Какое отношение к диетологии у обычных людей?

Многие люди ошибочно считают, что диетолог - тот, кто может помочь похудеть, но не более. Поэтому при проблемах со здоровьем люди редко обращаются ко мне. При этом существует ряд заболеваний, в лечении которых очень эффективно могут помочь именно диетологи - например, эпилепсия. Когда люди приходят ко мне, например, с онкологией, мы ни в коем случае не прекращаем лечение. Диетой мы не лечимся, а помогаем врачам контролировать заболевание. И слаженной совместной работой мы добиваемся лучших результатов, чем поодиночке.

- Как понять, попал ты к диетологу или к дилетанту?

Во-первых, у диетолога должен быть советующий диплом врача. Во-вторых, это «сарафанное радио». Профессиональных диетологов немного. Их буквально, передают из рук в руки.

- Вы принимаете детей с сахарным диабетом?

Конечно. Работая с детьми, я не вмешиваюсь в медикаментозное лечение и не меняю его. Здесь родители могут быть спокойны. Достаточно заменить одни продукты на другие и поменять стиль жизни. У меня есть прекрасные результаты в работе с детьми. Иногда дети с первым типом сахарного диабета, благодаря диете, «сходят» с инсулина.

-Что делать, если назначенная диета не дает результатов?

Тогда я вместе с пациентом пытаюсь найти другой подход. К счастью, инструментов в диетологии много. Главное — желание сотрудничества со стороны пациента и помощь с моей стороны.

- О чем вы хотели бы напомнить нашим читателям, в завершение интервью?

Здоровьем можно расплачиваться, и цена слишком велика, но купить его нельзя.

Помните, сахарный диабет - не приговор, а просто несколько иной уклад жизни и питания, при котором Вы будете вести абсолютно полноценную жизнь. Самое главное – не недооценивать его опасность, не заниматься самолечением, а вовремя обратиться к врачу!

Instagram: @dr.sergei.klimenkov

 

Михеил Джанджалия: Рак молочной железы излечим

imgonline-com-ua-Compressed-XWiIJs24Ggf1n9NY.jpg

К сожалению, онкология молочных желез все так же остается одним из самых распространенных заболеваний у женщин. И очень важно понимать, что рак может быть излечим даже не на ранней стадии. Более того, с сохранением качества жизни женщины. Об этом – в интервью с Михеилом Джанджалия, маммологом-онкологом.

– Михеил, почему вы решили стать маммологом-онкологом?

Сначала я был гинекологом. Потом поступил в аспирантуру, успешно защитился, стал кандидатом медицинских наук и работал в хирургии, связанной с патологиями молочной железы. В общем, остался работать в Национальном онкологическом центе в Грузии и занимаюсь заболеваниями груди по сегодняшний день.

– Можно ли на ранней стадии онкологии молочной железы обойтись без операции?

Рак молочной железы лечится комплексно и включает в себя все направления в онкологии. Есть 3 самых важных – хирургическое лечение, медикаментозное и радиационное (лучевое) лечение. Все это используется в комплексе, и каждое из этих направлений является обязательным для предотвращения развития раковой опухоли молочной железы. Потому, если есть подтвержденный рак, то операция в большинстве случаев – это одна из самых главных составляющих лечения.

– Как можно распознать на ранних стадиях рак молочной железы, и какие обследования нужно пройти?

Обследования могут быть разными, в зависимости от того, что беспокоит пациентку. После 35-40 лет самый главный скриннинг – маммография молочной железы. Кроме того, есть множество других обследований. Самое важное вначале – это еще не лечение, а проекция, т.е. обследования, которые должны быть проведены, чтобы мы знали точный диагноз: есть ли предрасположенность к возникновению онкозаболеваний, или уже имеется в наличии рак.

– А если женщина младше 35 лет, то как тогда можно обследоваться?

Один из самых распространенных методов – УЗИ.

– Михеил, в каком возрасте к вам чаще всего обращаются?

Если говорить про рак молочной железы, то чаще всего он встречается в пожилом возрасте. Но это не означает, что таких случаев нет в более молодом возрасте. К сожалению, болезнь с каждым годом омолаживается. Это значит, что очень часто в ранних стадиях встречаются злокачественные опухоли в более молодом организме, в том числе и рак молочной железы. Могу сказать, что в последнее десятилетие рак значительно помолодел и гораздо чаще стал встречаться у женщин среднего возраста.

– Насколько длительным может быть лечение женщины после операции?

Если говорить о раке молочной железы - это не кратковременное лечение, и продлевается оно зачастую на года. Но, в зависимости от того, какое лечение рассматриваем, периоды разные. Хирургия – это моментальное лечение, медикаментозное может продолжаться от нескольких месяцев до нескольких лет, а радиационное лечение займет 1,5-2 месяца.

– А импланты женщинам ставятся одномоментно с операцией?

Чаще имплантация бывает одномоментной, но бывает, что импланты ставят уже после лечения. Лечение рака во всем мире сегодня направлено не только то, чтобы продлить саму по себе жизнь, а чтобы еще и сохранить качество жизни. Как раз имплантация и реконструкция отдельного органа влияет на восстановление качества жизни.

Хочу также добавить, что если рак молочной железы обнаружен на ранней стадии, то радикальные мастэктомии проводят очень редко. В этих случаях реконструктивно-пластические операции практически не нужны. Но если операция глобальная, то мы делаем все или одномоментно, или через несколько месяцев после удаления груди.

– Михеил, как вы относитесь к онкологическому медицинскому туризму?

Могу сказать, что в Грузии все, что связано с заболеваниями молочной железы, лечится очень хорошо. У нас есть все направления. Мы можем излечивать онко на разных стадиях и добиваться таких же хороших результатов, как и в странах Европы.

– Существуют ли какие-то вакцины от рака по типу той, которую назначают девочкам в Европе от папилломавируса человека (ПВЧ)?

К сожалению, нет. Что касается ПВЧ, то я считаю, что вакцина – это очень правильное решение. Она снижает риск появления рака шейки матки больше, чем на 90%.

– Еще разъясните, пожалуйста, как быть беременным женщинам, у которых находят рак молочной железы?

Есть индивидуальный подход, и решается это в каждом отдельном случае по-разному. В этом направлении я очень много работал и знаю, потому что вторая моя диссертация как раз связана с раком молочной железы у беременных. Могу сказать одно – эти случаи бывают крайне редко.

– Что вы могли бы пожелать нашим читательницам?

Чтобы все были здоровы. А здоровыми женщины могут быть тогда, когда заботятся о своем организме, своевременно проводя обследования и профилактику.

Facebook: M.janjalia.mamologi

Instagram: @prof_m.janjalia

Tel, WhatsApp: +995599568056

E-mail: Этот адрес электронной почты защищён от спам-ботов. У вас должен быть включен JavaScript для просмотра.